НА ИСКЬЕ: ПО СЛЕДАМ ЛУКИНО ВИСКОНТИ
Маршруты
04 мая 2020

Название этого третьего, после Сицилии и Сардинии, итальянского острова хорошо известно тем, кто отправляется туда в термальные центры. Его территория равна примерно площади Московской области и имеет 34-километровую береговую линию. Административно остров делится на 6 округов (коммун). Искья, жемчужина Неаполитанского залива, – это не только природные красоты, мягкий и здоровый климат, море и термальные воды, но и сокровищница разных тайн и историй.

Остров

Любопытно само его происхождение. Когда-то Искья и соседние острова Прочида и Вивара составляли единое целое с материком, а именно с западной частью области Кампания. Но в результате мощных тектонических явлений, вызванных землетрясениями и вулканическими извержениями, произошло отделение островов от континентальной части Апеннин. Это было примерно 150 тысяч лет назад. Последнее извержение на Искье произошло в 1301 году, и о древних вулканах напоминает её высшая точка – гора Эпомео (789 м). Однако сильные землетрясения случались здесь вплоть до конца XIX века.

Искья ещё с VIII века до н.э. привлекала внимание чужеземцев – финикийцев и древних греков, прибывавших с островов Эвбея и Сицилия. Отсюда и её первое греческое  название – «Питекуза», то есть «Остров гончаров» или «Остров, богатый соснами», которыми он славится до сих пор. Позднее его стали называть «Островом смолы», а в результате разных лингвистических изменений образовалось современное название – Isola d’Ischia (остров Искья). Греков привлекал его мягкий климат, но особенно манила плодородная земля, которая позволяла получать богатые урожаи овощей, винограда и фруктов.

Греки первыми открыли здесь термальные источники, но более интенсивно ими стали пользоваться древние римляне. О них писали греческий историк Страбон и римский учёный Плиний Старший. В тёмные века Средневековья об этих источниках почти забыли. И лишь в 1588 году врач Джулио Иазолино опубликовал первый труд, посвящённый лечебным свойствам  вод Искьи. На острове тогда существовало 35 термальных источников, а теперь их насчитывается более ста. Из них поступают радоновые, хлоридные и натриевые минеральные воды, температура которых иногда достигает 65 градусов, а также извлекаются сульфидные иловые грязи. Позднее вблизи этих источников построили более трёхсот отелей и возникли специальные термальные центры. «Культурное» освоение вод на Искье началось более двухсот лет назад, и это оценили как итальянцы, так и иностранцы.

Из русских людей одним из первых на лечение туда приехал известный поэт Константин Батюшков (1787-1852), современник Пушкина, один из ярких представителей «золотого века» русской поэзии. Мечтая об Италии, как и многие его соотечественники, он добился назначения в российское дипломатическое представительство в Неаполитанском королевстве. В конце февраля 1819 года Батюшков добрался до Неаполя, но уже через два-три месяца его охватила непонятная тоска, усилился душевный недуг, к тому же вскоре наступило знойное лето.

В середине июля он отправляется на Искью, куда из Неаполя его провожает художник Сильвестр Щедрин. В письме от 1 августа 1819 года, адресованном поэту Василию Жуковскому в Петербург, Батюшков пишет: «Я не в Неаполе, а на острове Искья, в виду Неаполя; купаюсь в минеральных водах, которые сильнее Липецких; пью минеральные воды, дышу волканическим воздухом, питаюсь смоквами, пекусь на солнце, прогуливаюсь под виноградными аллеями (или омеками) при веянии африканского ветра и, что всего лучше, наслаждаюсь великолепнейшим зрелищем в мире… Природа – великий поэт, и я радуюсь, что нахожу в сердце моём чувство для сих великих зрелищ…».

Пребывание на острове помогло Батюшкову, о чём он написал Екатерине Муравьёвой в сентябре 1819 года: «О себе Вам скажу, почтенная тётушка, что я возвратился из Искии в Неаполь. Здоровье моё поправилось после минеральных ванн, и желаю только, чтобы это продолжалось». Из письма его друга, художника Щедрина, находившегося рядом с Батюшковым, мы узнаём, что летом 1820 года поэт «живёт теперь в Искье и пользуется тамошними банями». Но признаки душевной болезни давали о себе знать всё больше, и Константин Батюшков вернулся в Россию.

На острове побывали  многие другие известные люди – идеолог анархизма Михаил Бакунин,  композитор Игорь Стравинский, художники Павел Челищев и Лилиана Радлова, внучка учёного-тюрколога В.В. Радлова, поэт Иосиф Бродский.

Висконти

С островом Искья связано имя знаменитого итальянского режиссёра Лукино Висконти, человека огромного таланта и необыкновенной судьбы. Его предки принадлежали к одной из ветвей знатного рода Висконти, которые в период с 1277 по 1447 гг. сначала управляли Миланским княжеством, а позже герцогством. Отец Лукино, Джузеппе Висконти, носил титул графа Модроне и герцога Граццано. Помимо семейного особняка в Милане, ему принадлежали замки на озере Комо, в Черноббьо и в Граццано под Пьяченцей. Мать Лукино, Карла Эрба, была дочерью и наследницей богатого предпринимателя, занимавшегося фармацевтикой. В семье Висконти, созданной на основе союза знатности и богатства, было семеро детей. Лукино был четвёртым ребёнком и появился на свет 2 ноября 1906 года. Его отец придерживался либеральных убеждений, любил книги, был своим человеком в театре Ла Скала. Лукино очень любил свою мать, которая страстно увлекалась музыкой. Он рос и воспитывался в такой аристократической среде, где поощрялись любовь к музыке, литературе, оперному и драматическому театру, к спорту.

Однако с детства мальчик стал проявлять свой непримиримый характер, игнорируя принятую систему воспитания и домашнего обучения. Не пришёлся по душе ему и колледж, куда отец отдал его учиться. Вместо этого он жадно читал романы Мопассана, Флобера, Пруста, Д’Аннунцио и слушал музыку Моцарта, Верди и немецких романтиков. В течение семи лет Лукино обучался игре на виолончели и даже написал роман. На его непростой характер повлиял и развод родителей в 1924 году. Он ещё больше сблизился с матерью, а с отцом сохранял в основном формальные отношения. Много позже Висконти скажет, что уважение к Клаудии Кардинале и приглашение её для совместной работы было обусловлено тем, что она очень походила на его мать. В свою очередь, актриса как-то заметила, что «сниматься у Висконти – всё равно, что находиться в храме».

В возрасте двадцати лет Лукино был призван на военную службу, но, не имея законченного образования, был зачислен в лёгкую кавалерию лишь унтер-офицером. Он хорошо разбирался в лошадях и некоторое время сам содержал конюшню. Позднее он её продал и полностью посвятил себя театру и кино, пытаясь ставить спектакли. В 30-е годы он уехал в Париж, где стал ассистентом режиссёра Жана Ренуара. Среди его знакомых были французские режиссёры Марсель Карне, Рене Клер, Жюльен Дювивье, писатели Андре Жид, Жан Кокто, танцовщик из России Сергей Лифарь, законодательница высокой моды Коко Шанель и многие другие известные представители европейской культуры и искусства того времени. В те же годы на горнолыжном курорте Кицбюэль в Австрии Лукино познакомился с Ирмой Виндиш-Гретц из аристократической семьи, и молодые люди полюбили друг друга. Однако отец Ирмы воспротивился их браку, полагая, что соискатель руки его дочери, хотя и человек благородных кровей, не способен обеспечить её будущее.

Вращаясь в парижских кругах, Висконти накопил определённый опыт и решил работать самостоятельно. Он переехал в Рим и поселился на роскошной вилле отца, на виа Салариа, 366. Поначалу сотрудничал с журналом «Cinema», вокруг которого сформировался кружок прогрессивных деятелей культуры. В 1943 году на вырученные от продажи своих лошадей деньги Висконти снял первый полнометражный фильм «Одержимость» по мотивам романа американского писателя Джеймса Кейна «Почтальон всегда звонит дважды». Фильм стал как бы предвестником появления нового направления в итальянском кино – неореализма. В этой картине режиссёр резко противопоставил парадному кинематографу времён фашизма изображение реальной жизни обнищавшей Италии.

Левые политические взгляды Висконти стали известны фашистским властям, и весной 1944 года его арестовали и приговорили к смертной казни. Но близилось освобождение Италии, и к моменту вступления американских войск в Рим он вместе с другими антифашистами вышел из заключения. Известно, что Висконти сочувствовал коммунистам, помогал им материально. Когда актёр Паоло Стоппа узнал об этом, он изумился: «Граф – коммунист?». Да, он был «красным графом», хотя и оставался аристократом, не отказываясь от своего имущества, денег и слуг в ливреях.

В 1948 году Лукино Висконти представил публике кинокартину «Земля дрожит»,

снятую по мотивам романа Джованни Верги «Семья Малаволья». Она посвящена  повседневной жизни сицилийских рыбаков и считается одним из лучших образцов неореализма. Затем вышли фильмы «Самая красивая» и «Мы, женщины» с его любимой актрисой Анной Маньяни, а также «Белые ночи» по повести Ф.М. Достоевского. Он создал такие незабываемые шедевры мирового кино, как «Чувство», «Рокко и его братья», «Туманные звёзды Большой Медведицы», «Семейный портрет в интерьере». К числу его известных работ относится «германская трилогия» – кинокартины «Гибель богов», «Смерть в Венеции» и «Людвиг». Фильм «Леопард» в 1963 году был удостоен «Золотой пальмовой ветви» Каннского кинофестиваля. Висконти часто сам писал сценарии, а также ставил театральные спектакли. Вершиной его творчества в театре стала постановка в Ла Скала совместно с маэстро Джулини в 1954 году оперы Верди «Травиата», где главную партию пела великая Мария Каллас.

 

 «Коломбайя»

Особые связи у Лукино Висконти сложились с Искьей. Старожилы вспоминали, что впервые его видели на острове ещё в 1945 году. С тех пор и до конца жизни он проводил там свой отдых, обдумывал сценарии фильмов и постановок, встречался с друзьями. Между тем сама Искья постепенно превращалась в место встреч европейской и итальянской интеллектуальной элиты. Здесь можно было запросто встретить, например, лауреатов Нобелевской премии, поэтов Пабло Неруду и Эудженио Монтале, писателей Трумэна Капоте и Теннесси Уильямса, режиссёров Стэнли Кубрика и Рене Клемана. Последние сочетали отдых со съёмками фильмов, в которых участвовали звёзды мирового кино Лоренс Оливье, Бёрт Ланкастер, Элизабет Тейлор, Ричард Бёртон, Джек Леммон, Мари Лафоре. 

Со многими из них Висконти был хорошо знаком. На Искье он сначала арендовал «Виллу Розика», которая находилась в восточной части острова, в округе Искья. Оттуда открывался великолепный вид на Неаполитанский залив, остров Капри, и в ясную погоду был виден даже вулкан Везувий. Поблизости возвышался Арагонский замок XV века, ныне одна из главных достопримечательностей Искьи. Частыми гостями Висконти были известные итальянские актёры и режиссёры: супруги Паоло Стоппа и Рина Морелли, а также Массимо Джиротти, Луиджи Дзампа, Франко Дзеффирелли и другие. Позднее Лукино жил в разных гостиницах, и одной из последних стала роскошная «Реджина Изабелла» в городе Лакко-Амено. Здесь у него стали бывать новые знакомые: Пьер-Паоло Пазолини, Ален Делон, Жан Сорель, Хельмут Бергер. В этом же отеле останавливались Чарли Чаплин, Анна Маньяни, Мария Каллас, Роми Шнайдер. Висконти часто принимал участие во всевозможных вечеринках и встречах, но этот образ жизни ему был явно не по душе, и он стремился к уединению, прекрасно понимая, что для творчества нужны другие условия.

Вместе с тем Лукино, аристократ и эстет, был далёк от высокомерного отношения к людям. Среди его знакомых были не только сливки общества, но и простые жители острова. С ними он живо общался, бывал у них дома, на свадьбах и крестинах их детей. Так он познакомился с местной девушкой Иоландой Д’Амбра, с которой его связывала долгая дружба. Она организовывала встречи с людьми, необходимыми режиссёру. Однажды он решил подарить Иоланде щенка афганской породы, и она подсказала, кто занимался их разведением. Им оказался совсем юный Тонино Байокко, с которым Висконти затем подружился. На острове мы встретились с синьором Байокко, совладельцем семейного отеля на Искье. Он рассказал, что Лукино был шафером на его свадьбе и на крещении его первенца, названного в честь его именитого друга.

В середине 50-х годов Висконти, наконец, нашёл то, что искал. Это была вилла «Коломбайя» («Голубятня»), принадлежавшая барону Фассини. Она находилась в Форио, крупнейшем округе Искьи. Барон уступил её режиссёру, и тот начал реконструкцию главного особняка виллы. Лукино сам участвовал в проектировании нового здания, в архитектуре которого соединились элементы готики с масонскими символами. Рядом с особняком был сооружён лифт в стиле ар нуво, на котором можно было подняться на панорамную террасу. Сам хозяин поселился на втором этаже, а ниже останавливались члены его кинематографической команды. Для гостей было отведено другое здание – «Форестерия» (Гостевая), где жили актёры, принимавшие участие в съёмках фильмов Висконти, его знакомые и друзья. Эти два здания и теперь находятся в центре огромной огороженной территории в 4 гектара, посреди густого леса. Здесь растут высокие сосны, эвкалипты, каменные дубы, а внизу тянутся заросли земляничного и мастичного деревьев, мирта, эрики и других средиземноморских растений.

Недалеко от главного особняка – большой мемориальный камень в память о Лукино Висконти. Он умер после долгой болезни 17 марта 1976 года в Риме, в своём доме на виа Флеминг, 101. В 2016 году, в связи с 40-й годовщиной его кончины, мэрия Форио установила памятную доску на этом камне со словами, которые в переводе звучат так: «Он обожал Шекспира, Чехова и Верди». Действительно, в его театральном репертуаре из русских классиков значатся чеховские пьесы «Дядя Ваня», «Три сестры», «Вишнёвый сад», а также водевиль «О вреде табака».

После Висконти

Территория виллы «Коломбайя» закрыта для посещения, поскольку там намечались реставрационные работы. Мэр Форио Франческо Дель Део и старый друг режиссёра Тонино Байокко любезно согласились отвезти нас туда и всё показать. С балкона особняка виллы открывается широкая панорама моря, до которого отсюда рукой подать. «При необходимости можно оборудовать свой причал», – пояснил мэр. К сожалению, в интерьере особняка многое изменилось. Там практически не осталось вещей, связанных с пребыванием Висконти. После смерти режиссёра вилла по наследству перешла к его сестре Уберте и племянникам. В 1980 году многие предметы интерьера были выставлены на продажу на аукционе Christy. Позже наследники режиссёра продали её мэрии Форио.

Мэр также отметил, что у мэрии нет необходимых средств содержать виллу в надлежащем порядке, и местные власти готовы продать её любому частному лицу, в том числе иностранцу. Но при условии, что будущий владелец, используя виллу для проживания, согласился бы с тем, чтобы на её территории был построен вместительный зал для проведения двух-трёх мероприятий в год, посвящённых жизни и творчеству Лукино Висконти.

Стоит сказать несколько слов о городе Форио и прилегающей территории. Здесь много прекрасных пляжей, обильная растительность, плодородная земля. Раньше Форио называли городом башен, которые были построены для защиты от набегов североафриканских пиратов. Сейчас сохранились две из них, и в одной размещается городской музей. Есть также Музей крестьянского быта и так называемый Греческий дом. В Археологическом музее соседнего городка Лакко-Амено экспонируется уникальная коллекция древнегреческих артефактов. В многочисленных храмах сохраняются реликвии прошлого. Недалеко от виллы «Коломбайя» находится ботанический сад «Ла Мортелла». Разбитый на вулканической почве, он занимает территорию 16 тысяч кв. м, где произрастают более 800 редчайших растений. С его создателями, английским композитором Уильямом Уолтоном и его супругой Сюзанной, Лукино Висконти был хорошо знаком. И именно их островитяне считают самыми известными личностями.

Жителей Искьи с материком связывают паромы и катера, отправляющиеся к Неаполю и Поццуоли, откуда пассажиры добираются до международного аэропорта Каподикино. На обратном пути с Искьи, проплывая мимо островов Прочида и Вивара, мы подумали: «А не здесь ли была исполнена последняя воля маэстро, завещавшего развеять его прах над водами моря?». Ведь само это место осталось неизвестным, но, к счастью, сохранилось богатейшее творческое наследие великого режиссёра.

Гамэр Баутдинов, Татьяна Бассова

Популярные новости